Yodda - новости регионов России

«Когда без мамы лучше». За что у смолянки забрали сына

16.02.2017, 19:15

Мимо деревни Прелево мы проскочили, приняв ее за руины какого-то вымершего населенного пункта. И только приехав в Петрищево, узнали, что именно оттуда как раз и пришло письмо в редакцию.

«…Я инвалид детства, 05.11.2014 г. родила сына. У меня его забрали вместе со всеми документами, и я не смогла получить послеродовую выплату. Мне было поставлено условие сделать в доме печь, привезти дрова. Ремонт в доме я постаралась сделать, но ребенка не отдали. Я просила в администрации жилье в деревне Петрищево, мне отказали. А мой дом старый и далеко от Петрищева (около 3 км). Меня не лишили родительских прав, а ребенка отдали опекунам». Н. А. К., д. Прелево, Духовщинский район.

По дороге в никуда

От Духовщины до Петрищева 23 километра почти безжизненного, прокаленного морозами пространства. Возможно, поэтому такое небольшое по времени путешествие кажется целой вечностью. На всем протяжении этого перегона нам не встретилось ни попутной, ни встречной машины, ни одного человека.

В колхозно-совхозную эпоху конца прошлого века бытовало официальное мнение, что село возродят дороги. Их считали главной «стирашкой» граней между городом и деревней, поэтому денег на «большаки в асфальте» не жалели. В итоге дорог понастроили, а вот контраст между городским комфортом и сельской нищетой от этого так и не сгладился. И по двухполосным бетонкам от родных порогов в жизнь «со всеми удобствами» потекли толпы молодежи, а некогда крупные села начали усыхать, как воткнутые макушками в песок сосенки.

В таком же положении оказались деревни Петрищево и отстоящее от него на 3 километра Прелево. И до одной, и до другой - отличная дорога, по которой во все концы света в поисках заработков разъехалось почти все трудоспособное население. Уже в 2007 году в Прелеве оставались всего шесть постоянных жителей, а сейчас и того меньше.

Заприметив синий домик с дымящейся трубой, перепрыгиваю снежный бруствер на обочине и иду к нему по едва натоптанной колее.

Наверное, это то, что мне надо, и через пару минут Надежда К., у которой забрали сына, покажет, как она выполнила требования органов опеки отремонтировать жилье, наладить отопление... Останется только разобраться, почему ребенка до сих пор не вернули. Ведь в таких условиях сегодня проживает большая часть населения Духовщинского района. Что ж теперь, пока нет природного газа, централизованного водопровода и прочих благ цивилизации, детей не рожать? Здесь испокон веков за гигакалориями тепла ходили с топором в ближайший лес, а воду брали в дворовых колодцах. И ничего, не вымер род людской.

Но вот уже колея заканчивается, забрехали на чужака дворовые собаки, и хозяйка вышла навстречу из тесного бревенчатого хлева, где шумно ворочалась, постукивая рогами в стену, единственная на всю округу корова. Увы… Это оказалась не автор письма, которая вместе с матерью утром уехала в Духовщину по каким-то делам, а поскольку номер ее телефона никому не известен (никто не знает, есть ли он вообще), то связаться с ней оказалось невозможно. Обратный «паровоз», на котором она, возможно, вернется в Прелево, прибудет только вечером. А дом, в котором Надежда собиралась растить своего сына, мне показали. До него надо было пройти еще метров 300 по едва заметной в снегу тропинке. Это как раз тот дом с почти отвалившейся верандой, которую я, не разобравшись, принял за догнивающие руины, даже не предположив, что там может кто-то жить. В таком же состоянии оказались и давно пустующие сараи. Так что заходить вовнутрь и смотреть на сделанный ремонт не имело смысла, как и оставаться в занесенном снегом Прелеве.

- Бабушка, которая тут жила, дом Надежде продала, - рассказали местные. - У прежней хозяйки все было - и банька, и сараи, курочек держала, в огороде огурцы собирала отменные… Теперь ничего этого нет, картошку посадили – так и ту не выкопали, говорят - бурьяном заросла, не найти.

- А с каких доходов живут?

- С пенсии Надежды по инвалидности. Кроме того, все лето она ходит в лес, ягоды-грибы собирает, продает. Деньги зарабатывает, но у нее их постоянно не бывает. Ее гражданский муж время от времени ездит «на вахту» к какому-то фермеру. Так и перебиваются.

Как в Донбассе, только не стреляют...

Для того чтобы окончательно прояснить ситуацию, направляемся в недальнее от Прелева Петрищево. Честно говоря, более угнетающее зрелище, чем эта некогда центральная усадьба былого крупного хозяйства, трудно найти. Здания мехмастерских, столовой и другие постройки зияют трещинами в стенах и выбитыми окнами, напоминая кадры телерепортажей из подвергшихся обстрелам населенных пунктов Донбасса. Свиста мин и снарядов тут не услышишь, но время делает свое дело не хуже артиллерии.

Ищем местный фельдшерско-акушерский пункт. Ориентир - дом, где находится почта. Отделение связи нашли быстро, а вот куда дальше? На наше счастье, в магазин шла местная жительница. Она-то и подсказала кратчайший путь к Светлане Ивановне Быстровой, заведующей Петрищевским ФАПом.

В хорошо натопленном домике тепло и уютно, даже шкафчик с медицинскими инструментами настроения не портит. Светлана Ивановна хорошо помнит, как в 2014 году появился на свет Юра К. и все произошедшее после этого.

- Беременность Надежды была для нас чем-то вроде грома среди ясного неба. Она очень долго ее скрывала и только на седьмом месяце встала на учет. Родила нормально, мальчик появился на свет здоровенький. И все бы ничего, да только к рождению ребенка в этой семье никто не готовился. Ни пеленок, ни распашонок, не говоря уж о коляске и кроватке. Пришла к ним, а в доме холодно, дров нет, еды никакой… От меня органы опеки и узнали о сложившейся ситуации…

Не верить словам Светланы Ивановны оснований не было, но я решил поговорить и с другими жителями Петрищева. Самое удобное для этого место - сельский магазин. Доходы у местных, даже по духовщинским меркам, более чем скромные, поэтому очередь у прилавка оказалась небольшой. Спрашиваю у продавщицы, дает ли она продукты в долг. Конечно, дает, это теперь обычная практика почти для всех деревень. Отпускают по записи под будущую зарплату или пенсию.

- А Надежда К. часто что-нибудь в долг берет?

- Нет, я ей продукты под запись не даю, она сюда и не заходит.

- Почему не даете?

- Потом трудно долг стребовать, денег у нее не бывает ни до пенсии, ни после.

Встреча и разговор с менеджером Бабинского сельского поселения по Петрищевской зоне Александром Сергеевичем Голозовым окончательно подтвердил мои самые худшие опасения.

- Нет, в пьянстве К. ни разу не была замечена. Курит, по причине инвалидности в школе не училась, поэтому читать-писать не умеет. Научилась только расписываться в ведомости на получение пенсии. Да, просила она предоставить ей жилье в Петрищеве, поскольку тут в своем доме живет ее мать, да и медпункт недалеко – если что случится, то ребенку можно быстро помочь. Но сами видите, в каком состоянии у нас строения. Предлагал я ей с ее гражданским мужем единственный более-менее приличный дом. Из ремонта там надо было только печку подладить, остальное все-таки терпимо. Они приехали, зашли вовнутрь, постояли на крыльце, и больше я их не видел. А что касается возврата ей ребенка, то она рассылает жалобы во все инстанции. Можно, я взгляну на письмо? - Передаю Александру Сергеевичу листок с написанным «под копирку» текстом и закорючкой, сделанной синей ручкой. - Да, подпись ее, - говорит Голозов. - И даже по почерку знаю, кто ей эту жалобу написал.

Незадолго до этого, по пути в администрацию, Александр Сергеевич показал мне дом, который Надежде К. предложили в качестве жилья. Небольшой, но крепкий, деревянный, а по сравнению с прелевским – так вообще хоромы. Да и мастера-печника в Петрищеве найти можно. Уж в этом-то местная власть помогла бы. Но… Видимо, «родное пепелище» показалось дороже?..

Лучше перебдеть, чем потом жалеть

Бывают случаи, когда органы опеки и попечительства слишком рьяно выполняют возложенные на них функции, будто бы выполняя какой-то негласный план по отправке детей в детдома. Но в данном случае действия этих органов, скорее всего, спасли жизнь Юре К. и подарили ему благополучную судьбу и хороших, пусть и приемных, родителей. Нельзя сказать, что на многочисленные жалобы Надежды К. не было реакции со стороны органов власти.

Была, и вполне адекватная: «Прокуратурой Духовщинского района рассмотрено Ваше обращение от 23.12.2016 г. по вопросу действий органов опеки и попечительства в отношении Вас и Вашего несовершеннолетнего ребенка… Вы после рождения ребенка или Ваш законный представитель или доверенное лицо должны были обратиться в отдел социальной защиты с заявлением и документами, необходимыми для получения пособия. В отдел социальной защиты от Вас или Вашего доверенного лица заявление не поступало, в связи с чем единовременное пособие при рождении ребенка Вам не выплачивалось…»

Понятно, что не умеющая писать Надежда вряд ли смогла бы сама оформить заявление и подобрать все нужные документы. Но есть же друзья или благодетели, которые пишут за нее жалобы. Почему же они не помогли ей получить причитающиеся по закону деньги?

Из того же документа: «…В Администрацию Бабинского сельского поселения с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении Вы не обращались, в связи с чем дом в деревне Петрищево Вам не предоставлялся...»

По факту это так, письменного заявления не было, поэтому никаких официальных записей нет. Но было устное обращение, на которое менеджер администрации Бабинского сельского поселения А. С. Голозов отреагировал немедленно и показал лучшее жилье, которое есть в деревне. Осталось только руки приложить, чтобы жить по-человечески. Но рук-то, видимо, и не хватило.

По поводу ограничения в родительских правах и передачи ребенка опекунам. Ни бабушка Юры, проживающая в том же Петрищеве в своем доме, ни другие родственники по разным причинам не захотели стать его опекунами. А оставлять его в Прелеве с биологической матерью было просто опасно.

С врачом-педиатром Духовщинской ЦРБ Татьяной Михайловной Сударевой, которая осмотрела Юру К. на второй день по его прибытию в Прелево, мы встретились в больнице:

- Беременность Надежда К. скрывала вплоть до седьмого месяца, когда уже ничего скорректировать было невозможно. Приехали мы к ней, зашли в дом, комнатка там небольшая и всего одна. Сидит молодая мама с аллергичным дитем на руках и не знает, что с ним дальше де-лать. В холодильнике из продуктов только кусок кабачка. Для ребенка ни питания, ни пеленок, как будто появился он внезапно…

За прошедшие два года Надежда со своим гражданским мужем пытались сделать в доме ремонт. Подправили печь, начали клеить обои. Но, судя по словам членов комиссии, их пыл на том и остыл. Так что о возвращении Юры К. к его биологической матери пока речи не идет.

Автор: Андрей Завьялов
Источник: www.rabochy-put.ru
© "Yodda" Новости регионов России, 2015. | e-mail: site@newsbomb.ru

Мнение редакции интернет сайта newsbomb.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях. Пользовательское соглашение
Яндекс цитирования